kurgus (kurgus) wrote,
kurgus
kurgus

Я кортасарю, ты кортасаришь...

Дочь, вместо того, чтобы делать курсовую по Лорке, непонятно зачем кортасарит.
Читает и местами, кажись, переводит Кортасарову "Rayuela" - "Игру в классики".

Название сего рОмана в русском переводе звучит весьма глубокомысленно и многосмысленно, прикидываясь у его ещё не читавшего типа аллюзией на гессеву "Игру в бисер", да ещё и ко всему прочему - "о, Кортасар, о, классик, о, латиноамериканский магический реализм!" - слово "классики" в названии так и норовит съассоциироваться если не с мраморными мужиками в лавровых венках, то с черно-белыми фото литературных мачо XX века с непременной сигаретой в зубах.

С другой стороны, в русском варианте название где-то как-то аналогично предупредительной окраске всяких неаппетитных тварей божьих, ибо в действие происходит, в соответствии с привычками литературных мачо, в Париже, где, как и положено, персонажи философски и длительно дисуктируют об изячных искусствах, в том числе и живописи.
Искусстоведческие дискуссии по ходу дела перемежаются эпизодами, где герой предаётся любви с героинями, страдающими недостатком утончённой духовности. Всё, казалось бы, хорошо и традиционно, но загадка в том, что обсуждают то они живОпись Мондриана, Келле и прочих абстракционистов.

Но как можно так непринужденно переходить от Мондриана к плотской любви и обратно, я не понимаю и не пойму.
Non capisco. Ne comprends pas. Ignoramus et ignorabimus.

Поскольку IMHO Мондриан (см. ниже его Композицию №2) и любовь во всех её разнообразиях есть вещи несовместные.

Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments