kurgus (kurgus) wrote,
kurgus
kurgus

Categories:

Ньютон, Нил Стивенсон, Бернард Шоу и все-все-все

Доперечитал "Барочный цикл" ("Ртуть" etc.) Нила Стивенсона.
У нас сие историко-авантюрное произведение почему-то числится по ведомству фантастики, но дело не в жанре, а в ощущении жанро-мотивного дежа вю.

И имя этому дежавю - "В золотые дни доброго короля Карла" Бернарда Шоу. А также предисловие Шоу к этой пьесе, в которой он описывает рецепт её изготовления:
Но событиям можно придать неожиданноть и остроту, если от неприглядных фактов правления короля Карла и его соломонова многобрачия обратиться к к тому, что могло бы случиться с ним, но не случилось. Карл, например, мог быть знаком с Исааком Ньютоном, этим феноменальным человеком. Ньютон, в свою очередь, мог быть знаком с феноменом иного рода, Джорджем Фоксом, создавшим высоконравственное Общество Друзей, в просторечии прозванное квакерским. Более того, все трое могли быть знакомы.
Шоу не знал, что подобный подход через полсотни лет в русскоязычной фантастике обзовут "криптоисторией", да и обзывавшие (будто бы чудище обло, озорно, двуглаво и лаяй - сиречь Г.Л.Олди) почему-то в основоположники номинировали Андрея Валентинова - вероятно из харьковской солидарности: Бернард Шоу излишне тепло отзывался о Москве, умолчав при этом о Харькове - истинные харьковчане такого не прощают.

Но вернёмся к Стивенсону.
Он взял рецепт Шоу - заменив Джорджа Фокса частично вымышленным Дэниелом Уотерхаузом (привет "Криптономикону"), а частью реальным Джоном Уилкинсом - и сваял набор сюжетов вокруг Королевского общества - а "Королевское" в названии общества того времени не есть формальный эпитет, но прямое указание на его вовлечённость в Grand Politique - благо эпоха была весьма колоритна, и колоритны были люди: секретарями Общества были и Самюль Пепис (сам по себе в некотором роде литературная легенда), и Кристофер Рен (легенда архитектурная).

Использовано всё - от рекрутирования в персонажи наиболее звестных членов Общества и его иностранных корреспондентов (Гук, Пепис, Лейбниц, Гюйгенс, ...) до мятежа герцога Монмутского (у Стивенсона и Монмут, и судья Джефрис числятся в персонажах, причём не вполне эпизодических), давшего миру с помощью Сабатини деяния капитана Блада и, в итоге, "Мы идём на Кюрасао" Олега Дивова - до собствнно пиратской тематике в завершающем первую книгу эпизоде.

В общем, там, где Шоу сваял мини-пьесу, у Стивенсона получилось три тома, а единственная реплика в пьесе Шоу о содомском грехе Тита Оутса у Стивенсона превратилась в романтические отношения Ньютона с Николасом Фатио де Дуилье (который кинетическая теория гравитации / push gravity) и не только, а также то ли гомо- то ли бисексуальность Вильгельма Оранского.а в художественной

P.S. С другой стороны, у Шоу Ньютон сетует на неправильное поведение перигелия Меркурия, а у Стивенсона я аллюзий на Эйнштейна не заметил - придётся как нибудь перечитать на предмет анахронистических параллелей...
P.P.S. А где ещё Ньютон фигурирует в качестве действующего лица в художественной литературе?

Tags: Криптолитература, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments